-18 °С
Облачно
Все новости
Новости
3 Июля 2020, 19:30

По курсу пшеницы

Более половины растениеводов еще надеются увеличить свои доходы. Если не в этом сезоне, то в следующем точно.

При цене доллара менее 70 рублей растениеводы просядут по прибыли, уверяют руководители сельхозпредприятий. Особенно их пугает доллар по 68 рублей во время уборочной кампании.
Настроения и планы аграриев Центрального федерального округа, Приволжья и юга страны выяснили составители очередного “Индекса развития сельхозпроизводителей России”. Среди респондентов – представители агрохолдингов и фермеры, основную выручку которым дает растениеводство.
Урожай с валютной биржи
Пандемия отрицательно повлияла на бизнес 57 процентов опрошенных хозяйств. И только два процента заявили, что ситуация им на руку. Остальные – опасаются негатива в будущем.
Представители крупных предприятий среди главных причин пессимизма назвали курс доллара и весенний 20-процентный рост цен на “расходники”.
“Подорожали средства защиты растений, удобрения и ГСМ. Хотя два года назад доллар весной тоже стоил 68 рублей, а агрохимия была на 40 процентов дешевле. Что поменялось? Нефть в цене упала – топливо поднялось”, – удивляется замдиректора ставропольского агрохолдинга “Красногвардейский” Константин Земляной.
Одна надежда на удачный экспорт. “Если курс будет 70-72 рубля, то прибыль получим”, – говорит Земляной. При другой стоимости валюты растениеводы “просядут” и по выручке, и по прибыли, подтвердил гендиректор курского предприятия “Грейнрус Агро” Сергей Мирюк. “Если доллар будет стоить 68 рублей во время уборочной кампании, – пояснил он, – то выручка у нас снизится даже в рублях. Экспорт может провалиться: юг страны не захочет работать по таким ценам”. Продавать зерно задешево будут вынуждены только мелкие хозяйства, чтобы выплатить кредиты, добавил Земляной.
Не всё потеряно
И все-таки, по данным индекса, более половины растениеводов еще надеется увеличить свои доходы. Если не в этом сезоне, то в следующем точно. Прибавку может обеспечить высокая урожайность и низкая себестоимость продукции.
Прироста урожайности в 2020 году ожидают 68 процентов участников исследования (почти на 10 процентов больше, чем в 2019 году). Основную роль здесь, по их мнению, играют средства защиты растений и качественные семена. Каждый второй отметил вклад менеджмента и технологий точного земледелия.
Структура посевных площадей в центре и на юге изменилась. Но связано это не с коронакризисом, а с общей конъюнктурой рынка. По словам гендиректора ИКАР Дмитрия Рылько, еще осенью было ясно, что на юге увеличат посевы пшеницы и ячменя как высокодоходных и стабильных культур.
“В центральной зоне провели рекордный сев озимых. А потом заняли огромный клин яровой пшеницей. Картина нетипичная: 20 лет шел сдвиг в сторону озимых культур, – подчеркнул Рылько. – Близки к рекордным цифры по севу подсолнечника и кукурузы”. В Воронежской области расширили площади под культурами, имеющими экспортный потенциал: соей, кукурузой, ячменем.
В Центральном федеральном округе производство кукурузы на зерно ранее развивалось опережающими темпами: элеваторов и сушильных мощностей не хватало. Хозяйства стали меньше заниматься этой культурой. Теперь объектов для сушки и хранения прибавилось, так что кукуруза легко отвоюет позиции. У нее хорошая рентабельность, есть новые рынки сбыта.
Аграрии среди главных проблем этого сезона назвали курс доллара и весенний 20-процентный рост цен на семена и агрохимию
Схожая ситуация – вокруг сои. “Одно время в Центральной России ставили по ней рекорды, а потом наступило разочарование. Причина проста: нет переработки. Сейчас как раз строят несколько таких заводов”, – рассказал Рылько.
Экспорт любит стабильность
Вкладывается агробизнес и в логистику. Так, курский холдинг запустил свой экспортный терминал, чтобы в “интересный период отгружать столько вагонов, сколько надо”, сообщил Сергей Мирюк.
“Главное, – уточнил он, – чтобы нас не подкосили меры, которые сдерживают естественную конкуренцию. Иначе все будут пытаться одновременно вывезти зерно в долларовую зону, создавать пиковые нагрузки для мощностей по перевалке. Потеряем и маржу, и привлекательность бизнеса, и свою репутацию как поставщиков”. Коллегу поддержал Земляной, отметив, что нужен четкий ориентир по стратегическим запасам зерна на внутреннем рынке и свобода продавать излишки.
“Да, в 2020 году решение ограничить вывоз зерна до семи миллионов тонн (с 1 апреля по 30 июня) имело резон, – рассуждает гендиректор ИКАР. – Пшеницу выгребли до зернышка, у мукомолов в Сибири возникли проблемы. Но системно объявлять квоту на экспорт для каждого второго полугодия – значит тормозить те вложения, которых отрасль заслуживает”.
По планам аграриев на инвестиции заметно, что многие не уверены в завтрашнем дне.
Пандемия – не главное
Увеличить вложения в бизнес намерено почти две трети опрошенных. Но если годом ранее пополнять основной капитал (закупать технику, строить склады) собиралось 86 процентов, то сейчас доля таких компаний уменьшилась на 20 процентов. И возросла доля тех, кто усиливает инвестиции в оборотные средства (семена, удобрения, агрохимикаты).
То есть аграрии сконцентрированы на “сиюминутных” задачах. “У компаний нет стратегической программы развития, инвестиции зависят от результатов сезона и иногда делаются вынужденно, например, когда нужен пересев, – заметил официальный представитель “Сингенты” Антон Пушкарев.
“Рынок АПК из-за пандемии находится в состоянии высокой неопределенности, и большинство хозяйств выбирает стабилизационные стратегии, – прокомментировал Дмитрий Рылько. – Снижение курса рубля, с одной стороны, выгодно аграриям. С другой – затрудняет им доступ к передовым мировым технологиям”. По мнению аналитика, последствия пандемии COVID-19 будут ощущаться еще долго. Однако, судя по ответам аграриев, для них – не она главная проблема. Более значимыми угрозами остаются колебания на валютном рынке и капризы погоды. Поэтому они и увеличили посевы “стабильной” пшеницы, надеясь на благоприятные условия для экспорта.
(Источник: РИА "Новости").